02'06'18 — тренд



ревизия
журналистики








Анастасия Подберезкина
Журналист. Трендспоттер. Блогер. Digital-художник.
Проекты: Tendencyc. Dandy Vibe. Le Thym. C'est Mélodique!
Facebook & Instagram



Уточнимся, кто такие журналисты и чем они занимаются? И как так получается, что журналисты часто сами становятся частью проблем. Слабые сигналы сливаются в поток тренда на ревизию журналистики.


Строго говоря, наша цивилизация пока устроена криво, она работает на костылях и патчах. Вот несколько констатаций.

1. В цивилизации порядка 7000 языков, и 2/3 населения планеты говорят на 40 из них. (Чтобы лучше понять проблематику языков в глобальной культуре, читайте Tongue). Языки устроены сильно по-разному и местами фиксируют реальность точно, а местами создают мемы, которые путают индивидуальное и коллективное сознание. Путаница в понятиях, разное наполнение одних и тех же понятий у разных людей и в разных культурах – одна из ключевых проблем коммуникации в нашей цивилизации. Альфред Коржибски давно все уже рассказал про эту проблему и создал науку общую семантику, но его идеи услышат очень нескоро, в отдаленных от нас будущих поколениях – пока общество для этого не созрело.

2. Капитализм всю дорогу рассматривается как экономическая модель. В действительности, это общественный строй, то есть мы живем в цивилизации с глобально установленным капиталистическим укладом, капиталистической экономикой, капиталистической политикой и капиталистическими моделями во всех пластах человеческих взаимоотношений. Мы будем так делать, скорее всего, еще не очень долго, потому что автоматизация ведет нас в эру суперкапитализма. Для суперкапитализма характерно расслоение общества в процентном отношении 1 к 99, где существует 1% супербогатых и 99% супербедных.

3. Глобальный уклад работает так, что научные исследования не согласовываются с обществом. Анализ сети изобретенных технологий позволяет легко увидеть, что многие научные исследования ведутся ради получения технологий контроля над обществами и людьми в интересах суперкапиталистических супербогатых.

4. Еще одна констатация: у цивилизации землян все плохо с экологией планеты, но медиа этим не особенно интересуются, поскольку в фокусе политика, экономика и поп-культура.

Это контекст, в котором работают журналисты и который многие из журналистов обслуживают. В целом с этим можно делать вот что – просвещение, уравновешивание неэтичной ангажированной науки компенсаторными изобретениями (это стандартный механизм прогресса) и работа над индивидуальной осознанностью каждого.

Социальная эволюция идет медленно, через миллиарды ежедневных микросдвигов и микрособытий, через динамику жизненных треков миллиардов людей. Такова конфигурация фигур. Возможно, многие из нас хотели бы, чтобы переход на альтернативный и более здоровый уклад, предложенный изобретателем и просветителем Жаком Фреско в проекте The Venus Project, произошел быстрее, но для этого необходимо созревание осознанности в удельной массе населения Земли. И для этого необходима ежедневная просветительская работа, в частности, журналистов. Собственно, кого еще? Журналистов, а кто еще этим будет заниматься.

Большинство общественных институций преследуют свои цели, которые часто не совпадают с моделью полных свобод и благоденствия всех 100% человечества, а также кибернетического управления городами нового типа на основе анализа потребностей и грамотного обращения с ресурсами, новой структуры образования и работы, отсутствия социального неравенства, etc.

Поэтому журналистика – самая значимая просветительская профессия цивилизации в этот период. Именно поэтому весь трэш и стихийно перетек, и организованно направлен в журналистику: постправда, кликбейт, информационные войны, манипуляция мнениями, пропаганды всех сторон, мутные и подозрительные темки про синее/белое платье и йенни/лорел, феномен Social Justice Warriors, ангажированность, фейкньюс, приемы дискредитации самой журналистики.

Поэтому есть необходимость внутренне собраться, провести ревизию и актуализировать понимание журналистики и потребления инфы.

Что мы на сегодня можем сказать о состоянии журналистики?

1. Ситуация, которую мы наблюдаем: стало сильно заметно смешение журналистики с областями и феноменами, которые журналистикой не являются. Медийные команды фиксируются на своем топе тем и занимаются уже чем-то другим, декларируя журналистику.

Reality Check. Это отмечают многие журналисты и не-журналисты. Общество читает медиа и считает все, что там появляется, журналистикой. Нет, это искажение, которое поощряется аудиторией и допускается медийными командами по разным причинам: от недостатка осознанности до пропагандистской заинтересованности. Этим занимаются разные стороны по-своему. Социальные группы борются за расширение своего влияния в обществе и всегда практикуют форму стратегии и тактики. Все публичное и многое частное есть стратегии борьбы за доступ к ресурсам.

Это журналистика, а это не журналистика, но позиционируется как журналистика – водораздел существует, статус материала легко определить. Общество об этом не задумывается, а просто потребляет контент. У контента есть меметическое свойство. Вообще, любому человеку в порядке тренировки индивидуального критического мышления полезно поинтересоваться определениями, а потом осмыслить то, что там давно написано на непрерывно устаревающих языках. Вот что говорит вики (а это институция социального договора о номинации культурных феноменов): «Журнали́стика (от фр. journaliste, из фр. journal, от лат. diurnalis, diurnalе — «ежедневное известие, весть») — актуализация мировоззрения социальных групп средствами подбора фактов, оценок и комментариев, которые злободневны и значительны в данное время». Проблема с этим в том, что медийные команды считают, что они актуализируют мировоззрение социальных групп, злободневно и про значительное в данное время – подбирают факты, оценки и комментарии) И это значительно в данное время для конкретного медийного человека или конкретной медийной команды. Весь вопрос в том, что и почему привлекает внимание конкретных людей.

Наверняка все отметили огромное внимание некоторых медийных команд к теме харрасмента в кинематографических, телевизионных и других кругах. Недопустимость агрессии – это все очевидные вещи. Всегда есть вопрос, в какой риторике говорят об очевидных вещах. Часто риторика, нарратив, интенсивность освещения и точка сборки темы выбраны так, что дискриминация просто меняет объект.

Тут нужно понимать, что в те же дни, когда публиковались и публикуются новости про громкую тему, разборы, карточки и материалы, в мире происходили и происходят разные другие вещи, тоже важные для цивилизации. Например, связанные с экологией, с прогрессивными и антиэтичными научными и технологическими разработками. Это не всегда абстрактные вещи. Медиа могут заниматься формированием нового уклада – но мы видим на многих популярных медиа тройку-пятерку тем и легко можем сказать, какое медиа какую связку тем больше всего разрабатывает.

Медийные команды выбирают из потока новостей то, что значимо лично для тех людей, которые входят в эти команды, или для их издателей и маркетологов. Надо понимать, что контент анализируется, и много где выбирается именно то, что вызовет хайп и привлечет деньги – коммерческие партнерки. Таким образом, даже медийные команды условно независимых медиа независимы только условно: так или иначе, они участвуют в создании большого веса для одних тем и автоматически замалчивают и обесценивают другие темы, поскольку в сетке многие важные темы не наберут внимания аудитории. А почему не наберут рейтинг одни темы и наберут другие? Это спекуляция, что аудитория голосует вниманием. Журналистика – просветительская профессия с широкими возможностями доступа к экспертному сообществу и авангардом скаутов – трендспоттеров, кстати. Да, есть ряд тем, которые вызывают особый интерес у людей, это давно известное явление: насилие, ужасы, трагедии, случаи нападения на школы, такие вещи. Психиатры не просто так стоят на позиции, что нет созидательного практического смысла в том, чтобы рассказывать в медиа про негативное поведение и тем самым потенциально триггерить дебют аналогичных ситуаций в обществе.

Значимость многих важных для цивилизации и общества «скучных» тем часто не объясняется в медиа. Они на самом деле не скучные. Журналисты способны прямо создавать новый проэкологический уклад. Есть вообще что-то абсурдное в том, что общество и медиа болезненно внимательны к одержимости Илона Маска колонизацией Марса, к несущей риск биозаражения красной тесле в космосе (да, этот красивый жест антинаучен, ученые так считают) и к житухе в марсианской мегадыре (бурить дыру – чуть ли не единственный варик не умереть там от радиации, рака, деменции и отравления перхлоратами в первые же годы) – наряду с тем, как некоторые медиа фактически насмехаются над серьезными экологическими инфоповодами.

В узловых точках работы многие медийные команды саботируют просветительскую функцию журналистики и размывают понятие журналистики. Часто это не про естественный отбор и не про эволюционную мутацию профессии, а про создание ангажированных площадок, про медиа со штатом людей – и множеством опечаток в текстах, про внезапный абьюзивный контент, про безответственную публикацию disturbing контента, про сомнительный нарратив борьбы за или против, про эффектные жесты, которые непонятно как относятся к альтруистической профессии вообще.

Просветительская функция журналистики – главная. Once again: просветительская функция журналистики – главная. В эпоху постправды большинство других функций журналистики дискредитированы. Media Pain Porn – вот чем занимаются на деле многие медийные команды, которые думают о себе хорошо.

Описанное положение дел связано с другой ситуацией, которую мы наблюдаем.

2. Ситуация, которую мы наблюдаем: часто медийные команды позиционируют собственное видение реальности и фокус внимания как реальность. При таком подходе журналисты расставляют акценты, искажая картину реальности.

Reality Check. Вспомним про общую семантику и тезис ученого Альфреда Коржибски: «Карта не есть территория». Медийные команды часто практикуют интересные вещи: к примеру, они берут какую-то громкую тему и начинают ее действительно объективно освещать, наращивая себе имидж. При этом в тень уходит их акцентуация именно на этой теме, а не других. Иногда это рейтинговая тема. Иногда это видение команды, ее консенсус относительно значимого. Иногда это добросовестное и неосознаваемое когнитивное искажение, акцентуация. Иногда это производственная коллизия: частная акцентуация тех, кто хочет заработать на тексте, встречается с потребностью тех, кому надо формировать сетку.

То есть, вроде как все по списку принципов журналистской этики: и социальная ответственность, и правда, и объективность, и разное. Но маленькая деталь решает: конкретные люди выбрали конкретный фокус, то есть расставляют акценты. И это их видение реальности в их туннеле сознания, созданном их когнитивными искажениями (как минимум). Это не вся реальность, а какой-то ее фрагмент, который виден из окна этих пишущих людей и медийных команд.

Проблема в том, что часто журналисты сами являются частью проблемы, а не только борются с общественными проблемами. Австрийский кодекс журналистской этики формулирует так: «3.1. Для читателей должно быть понятно, идет ли речь об изображении событий с точки зрения журналиста или о сообщении на основе фактических данных, об освещении чужого мнения или о комментарии». Было бы яснее, если бы к каждому материалу крепился маркер «Редакцию волнует эта тема».

Описанное положение дел связано с другой ситуацией, которую мы наблюдаем.

3. Ситуация, которую мы наблюдаем: этический кодекс журналистики существует, причем этих документов много. Но часто с ним как-то интересно обращаются.

Reality Check. Медийные команды не всегда являются журналистами. Не все люди в медийных командах являются журналистами – не по образованию, хотя оно имеет значение, а по факту того, чем и как занимаются. Не все люди и медийные команды занимаются журналистикой согласно этическим нормам журналистики, профессиональный консенсус по которым задокументирован в разных странах. Учим матчасть и повторяем ее время от времени. Этому учат в университетах на факультете журналистики, на первом курсе. К примеру: журналист перестает быть журналистом, как только берет в руки оружие.

Из-за интересного обращения с этическим кодексом журналиста возникают недоразумения, когда журналистами считают людей, которые не являются журналистами. Их позиционируют как журналистов. А потом происходит неловкая история, и известным медиа приходится рационализировать поведение людей, которых они до этого позиционировали как журналистов. Хотя по ряду признаков многие люди не являются журналистами, а практикуют разные другие деятельности, которые легко спутать с журналистикой. Но это не она.

Право людей на достоверную информацию, объективное освещение событий, социальная ответственность, профессиональная честность, общественный доступ к информации и участие в СМИ, уважение к частной жизни, достоинству и общественным интересам, борьба против войн и других бед, грозящих человечеству, развитие нового мирового информационного и коммуникационного порядка: это перечисление принципов этического кодекса журналистов вот отсюда. И там еще много интересного.

Надо понимать, что журналистам действительно сложно работать, потому что в их практике много амбивалентных ситуаций. Вот поэтому и существуют учебники по журналистской этике с тренировочными заданиями и сборниками кодексов разных стран.

Описанное положение дел связано с другой ситуацией, которую мы наблюдаем.

4. Ситуация, которую мы наблюдаем: есть заблуждения относительно того, кто журналисты, а кто нет. Копирайтеров, пиарщиков, фельетонистов, публицистов, беллетристов, блогеров и лидеров мнений путают с журналистами.

Reality Check. Пишущие люди и медийные команды – не равно журналисты. It depends. Пиарщики, копирайтеры, фельетонисты, беллетристы, блогеры и лидеры мнений не являются журналистами. Журналисты могут стать блогерами, беллетристами и лидерами мнений опционально. Но по дефолту это не одно и то же. Масштабы путаницы не осознаются обществом, профессиональным комьюнити и околожурналистскими кругами. Пиарщики, копирайтеры, фельетонисты, беллетристы, блогеры, эксперты, лидеры мнений, ньюсмейкеры, etc. являются околожурналистскими кругами. Журналисты могут взаимодействовать с ними, и только. Журналисты не обслуживают эти круги, журналисты работают на общество. Это альтруистическая профессия.

Положение профессии журналиста так сложно в обществе, во многом потому что сами медийные команды часто плохо понимают, кто является журналистом, а кто не является. Считать журналистом любого, кого называют журналистом, – не ок. Если знакомые медийные медийщики называют кого-то журналистом и медийщиком, это не обязательно так.

Журналистика это важнейшая общественная профессия. Она не сочетается с экзальтированностью, агрессивным нарративом, неэтичными призывами, склонностью к авантюристическому поведению и вот этим всем. Человек может быть умен и харизматичен, он может стать лидером мнений для какой-то аудитории. Но это не делает его журналистом.

Людей обычно путает то, что журналистика не требует каких-то узкопрофессиональных навыков, как нейрохирургические навыки или высчитывание дозировки лекарства по весу тяжело больного пациента в профессии врача. Люди думают, что, раз они тоже знают те же слова и умеют писать буквами, они тоже могут быть журналистами. На самом деле, нет. Журналистика – профессия. Есть люди, которые не просто ошибаются и долго учатся, а профнепригодны. Профпригодность – неокрашенное слово, категория. Не все профессионально пригодны к занятию журналистикой, это так в любой профессии. Любую неясную или сомнительную деятельность, которая результировала в текст, не корректно называть журналистикой. Это не журналистика. Медийное сообщество, лидеры мнений и аудитория часто газлайтят себя и друг друга на эту тему.

Описанное положение дел связано с другой ситуацией, которую мы наблюдаем.

5. Ситуация, которую мы наблюдаем: журналистика, которую мы читаем и смотрим, часто не служит обществу и не работает на интересы общества.

Reality Check. Интересы общества – это объединяющий нарратив, смягчение нравов, распространение здравого смысла, просвещение и наращивание удельной массы людей с гуманными ценностями и прогрессивными представлениями о том, как должны работать среда, инфраструктура, экономика и взаимоотношения в обществе. Это просвещение в теме экологического лайфстайла. Это просвещение в теме деликатного обращения и этикета в обществе. Это много всего, чем не занимаются многие известные медийные площадки.

Описанное положение дел связано с другой ситуацией, которую мы наблюдаем.

6. Ситуация, которую мы наблюдаем: не все, что читает и смотрит аудитория, является журналистикой. Это ок, но значимо отдавать себе отчет в том, что журналистика, а что нет.

Reality Check. Журналистика – это информационный скаутинг и просветительские материалы, работа с информацией, фактами, событиями, аналитикой и спикерами. То, что сегодня называют журналистикой мнений, – это публицистика, литература по общественно-политическим вопросам современности. Литература.

Есть область журналистики, которая занимается отслеживанием трендов и анализом трендов – трендспоттинг. Журналист способен предоставлять аналитическую экспертизу (когда компетентен в узкой области), но эти вещи не обязательно и не всегда совпадают по контурам. Есть репортажная журналистика, и у нее есть свои правила корректности. Журналист может в свободное от журналистики время писать на философские темы, заниматься эссеистикой и публицистикой, выпускать книги или рассуждать о вещах как частное лицо в своем фб. Необходимо маркировать тексты как написанные сквозь призму акцентуаций личности и частное видение, а также разводить каналы: медиа, личный фб, блог и т.д. Этого обычно не происходит, это недооцененная и довольно серьезная проблема.

Интервью, новости, экономическая аналитика, репортаж (с оговорками), журналистское расследование (с оговорками), сбор комментов (с оговорками) – журналистика. Трендспоттинг – иногда журналистика, иногда нет: зависит от того, коммерческое это сотрудничество или нет; коммерческий трендспоттинг может быть качественным, но журналистикой не является, поскольку есть стандарты профессии журналиста. Философские и социальные рассуждения пишущего человека – публицистика. Контент блогера – блогинг, и т.д. Да, эти вещи важно понимать и журналистам, и любым другим пишущим людям, и аудитории.

Описанное положение дел связано с другой ситуацией, которую мы наблюдаем.

7. Ситуация, которую мы наблюдаем: существуют предрассудки относительно того, какая журналистика значима, а какая нет.

Reality Check. В обществе и медийных кругах есть предрассудки о том, что самые значимые секторы журналистики – новостная журналистика, общественно-политическая журналистика, аналитическая журналистика, журналистика расследований и репортажная журналистика. Лайстайловая и фэшн-журналистика тоже хорошо смотрятся.

Нет, в журналистике нет стратификации и не должно быть.

Журналистика интервью, трендспоттинг, просветительская журналистика, Edutainment-журналистика, экологическая журналистика, обслуживающая тематическая журналистика вроде журналистики для ипэшников, собачников и аллергиков – это важно. Это альтруистическое служение обществу.

Описанное положение дел связано со всей ситуацией, которую мы наблюдаем. Журналистика сложная область, где постоянно происходит рефокусировка и актуализация. Быть аудиторией важный социальный навык в эру постправды. Требуется постоянная самопроверка. «Это действительно так?», «Как это можно проверить?», «Какой тут фокус?», «Кто определяет фокус?», «Почему внимание направлено сюда?», «Это журналистика?», «Это журналист?», «Какие тут нарратив и тональность? Почему?», «Чему конструктивному меня это научило?», «Откуда я это знаю?», «Это значимо?», «Это просвещает?», «Это согласуется со здравым смыслом?». Ну, как варианты для начала. Искать вопросы для самопроверки полезно для независимого мышления.

Илон вот купил домен правдух, потому что постправда какая-то не очень. Недавняя громкая история вызвала реакцию мирового журналистского сообщества. Тренд на ревизию есть, и это хорошо, что эволюционный процесс требует ревизии журналистики через событийность. Мы 10 лет назад читали более-менее такие же медиа, как сейчас. Автоматизация угрожает вытеснить журналистов из информационной работы, посмотрим, что из этого получится. Многие журналисты считают, что журналистика в эру постправды умерла и якобы мы видим тому подтверждения. Это не так. Журналистика все же альтруистическая профессия служения обществу) Все о том, как трактовать и реализовывать альтруистическое служение обществу. tndncyc
Анастасия Подберезкина
Журналист. Трендспоттер.
Интервьюер. Блогер. Digital-художник.
Проекты: Tendencyc. Dandy Vibe.
Le Thym. C'est Mélodique!
Шеф-редактор: Trendspot by Zillion
Facebook & Instagram
Подпишитесь на Tendencyc
ЕЩЕ ПОЧИТАТЬ
Made on
Tilda